Наш опрос

Ваш основной танк, ПТ, САУ?
Всего ответов: 297

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2011 » Июнь » 26 » Первые дни войны
19:53
Первые дни войны
Аберрация памяти

Что важнее — успешно начать войну, хотя и проиграть ее, подписав Акт о безоговорочной капитуляции, или начать с поражений, но завершить победой? Полвека нам настойчиво внушают нужный кому-то, но только не нам, ответ. Дескать, да, в мае 1945 года Советский Союз победил, разгромил нацистскую Германию и ее сателлитов. Ну и что? Главное, мол, в ином. В том, что за первые месяцы войны мы не сумели сразу же одолеть врага. Отступали, оставляя города и сёла. Теряли миллионы солдат — ранеными, погибшими, пропавшими без вести, оказавшимися в плену. Вот она, самая главная правда о войне. Ну а победа… Слишком уж высокой ценой досталась она нам.

Первым столь странный, по сути мазохистский взгляд, исказивший наше недавнее прошлое, высказал Хрущёв в своём приснопамятном послесъездовском докладе. Оценил так первые месяцы войны, чтобы лишний раз унизить того, перед кем долгие годы преклонялся. Даже боготворил.

Вслед за Хрущёвым заговорили мастера культуры. Уже в 1959 году появился роман Константина Симонова «Живые и мертвые». Прекрасный роман, посвященный первым месяцам войны. Но не боям, которых тогда было немало, а отступлению, выходу из окружения. Только это. Не просто усилил, а закрепил в сознании десятков миллионов людей именно это фильм Столпера, снятый по роману. С прекрасной игрой Папанова, Ефремова и других. Вышел фильм на излете хрущёвского времени, в 1964 году. А во многих последовавших затем произведениях такой взгляд получил преимущественное развитие. Основная мысль вытекала следующая: да, конечно, люди отдавали жизнь за Родину, но ведь не изменили хода войны, не остановили чуть ли не парадного наступления немцев.

Так творилась легенда. Фактически давалась ложная оценка началу Великой Отечественной войны. И вскоре она стала единственной. Не подлежащей пересмотру. Основополагающей. Потому и дожила до наших дней. Получила второе рождение после контрреволюции и реставрации капитализма. Помогла вычеркивать из нашей истории все советские годы, которые так мешают слишком многим.

Немало сделали для этого и журналисты, вдруг, в одночасье, ставшие «историками». Оказавшиеся на деле заурядными, не блещущими талантом пропагандистами-антисоветчиками. Прием же, используемый ими без зазрения совести, предельно прост. Мол, малочисленные немецкие войска практически без потерь, легко, вплоть до Сталинградской битвы, громили Красную Армию. Почему? По вине Сталина, оказавшегося никчемным полководцем. Да еще и потому, что красноармейцы не умели и не хотели воевать за «чуждые» им интересы — за Советскую власть.

Но так ли было на самом деле?

Европа против СССР

Для начала вспомним о том, что сознательно скрывают самозваные историки, — о действительном соотношении сил в Великой Отечественной войне.

Вторая мировая началась 1 сентября 1939 года польской кампанией. Точнее — немецким блицкригом, разгромом Польши всего за три недели, ибо ни Франция, ни Великобритания так и не пришли на помощь своему союзнику. Так и не началось наступление, доказавшее Берлину, что у него есть действительно сильный противник. Почему? Как и осенью 1938 года, в дни Мюнхенского соглашения, Париж и Лондон надеялись отвратить от себя войну, повернув Гитлера на восток, против Советского Союза, а вместе с тем получили семимесячную отсрочку. Время, более чем достаточное, чтобы не только укрепить оборонительные позиции, но и подготовиться к наступлению. Однако события весны 1940 года показали иное.

9 апреля, буквально в считанные часы, части вермахта захватили Данию. Еще три недели потребовались им для оккупации Норвегии. Правда, высадившиеся 16 апреля в Нарвике франко-британо-польские войска сумели продержаться в этом крохотном портовом городке более полутора месяцев. И всё же 8 июня вынуждены были эвакуироваться.

Но самое катастрофическое положение для союзников сложилось на континенте. Немецкое наступление, начатое 10 мая, оказалось для французских, британских и бельгийских сил полной неожиданностью. Почти мгновенно привело без каких-либо серьезных боев к признанию поражения. 14 мая капитулировала армия Нидерландов, 28-го — Бельгии, а 4 июня завершилась эвакуация, если не сказать прямо — бегство, британских частей из Дюнкерка.

После того, потеряв способность к сопротивлению, командующий французской армией генерал Вейган отдал 12 июня приказ об общем отступлении. 14 июня он сдал без боя Париж. А спустя четыре дня новое правительство Франции во главе с маршалом Петэном обратилось к германскому командованию с покорной просьбой о перемирии. Подписанное 22 июня, оно отдало великую страну на растерзание врага.

Так Гитлер, нацисты, Германия завершили покорение Европы. Отныне составляли её завоеванные, покоренные страны — Франция, Бельгия, Нидерланды, Дания, Норвегия, Греция; страны расчлененные — Чехословакия, превращенная в протекторат Богемия и Моравия и «независимую» Словакию, Польша, ставшая после потери западных земель неким «генерал-губернаторством», Югославия, на месте которой Берлин и Рим образовали опять же «независимые» Хорватию, Сербию и Черногорию; наконец, страны-сателлиты, связанные с Берлином Антикоминтерновским пактом, — Италия, Венгрия, Румыния, Болгария, а также Финляндия.

Вот эта-то «новая Европа» и обрушилась 22 июня 1941 года на Советский Союз.

22 июня без объявления войны на нашу территорию вторглись немецкие войска. В тот же день нам объявили войну Италия и Румыния, 23 июня — Словакия, 26-го — Финляндия, 27-го — Венгрия и Хорватия, 30-го — Франция. И все они не ограничились чисто декларативными заявлениями. Нашу границу перешли две финские армии, тринадцать дивизий и девять бригад Румынии, три венгерские армии, итальянский экспедиционный корпус, вскоре развернутый в армию.

Достаточно? Оказалось, нет. Уже в июле к ним присоединились «добровольческие» легионы из Франции, Бельгии, Нидерландов, Дании, Норвегии, Хорватии. Даже «нейтральная» франкистская Испания поспешила направить на советский фронт «Голубую дивизию», ту самую, которая «отличилась» при уничтожении древних церквей и монастырей Новгорода…

Вот теперь пусть наши доморощенные «историки» и подсчитают, если они сильны в арифметике, истинное соотношение сил на советско-германском фронте, пусть установят, кто же кого «забрасывал трупами».

На Советский Союз обрушилась не армия Германии, а «двунадесят языков», как во времена Наполеона и Отечественной войны 1812 года. Эта новая «великая армия» под водительством Гитлера намеревалась сокрушить нашу страну за девять, от силы семнадцать недель. То есть к 10 августа выйти на рубеж Архангельск—Куйбышев—Сталинград—Астрахань. Отвели на войну с СССР не шесть недель, как на западе, а несколько большее время. Только из-за того, что предстояло оккупировать гигантскую территорию, которую вознамерились сделать германской навсегда.

Героика

Наше сегодняшнее телевидение предпочитает показывать начало Великой Отечественной войны взором врага. Использовать чисто пропагандистскую немецкую кинохронику. Ещё бы, какие «эффектные» кадры! Наши истребители, сгоревшие на аэродромах, не сделав ни одного вылета. Сгоревшие советские танки. Колонны понурых пленных красноармейцев...

Да, было, конечно, и такое. Но иное определило ход войны. Не паническое, безоглядное отступление, а бои и сражения. Пусть арьергардные, но бои. По всему огромному, протянувшемуся почти на четыре тысячи километров фронту от Баренцева моря до Чёрного. Бои и сражения упорные, ожесточённые. Сразу же развеявшие ставку немецких генералов на очередной блицкриг.

Об этих первых боях и сражениях не вспоминают, ибо не хотят вспоминать. О них нет ни слова ни в школьных, ни в вузовских учебниках. Ведь такая правда сразу же разрушит фальсифицированную и укоренённую схему. Научит наших соотечественников наконец перестать стыдиться прошлого, а наоборот — гордиться подвигом отцов и дедов. Всех сражавшихся за Родину.

Не будем даже пытаться описать все бои и сражения первых дней, первых недель войны. Для того потребуется несколько солидных томов, которые должны создать профессиональные военные историки. Ограничимся только упоминанием некоторых ярких событий того времени, раскрывающих героику бойцов и командиров Красной Армии. Ту героику, которую сумел увидеть даже враг. «Русские сражаются до последнего, предпочитая плену смерть, — отмечало донесение разведывательного отдела 9-й германской армии 23 июня. — Большие потери личного состава, мало пленных».

…Небольшой литовский город Алитус, расположенный на берегу Немана, примерно в 50 километрах от границы. Через него на Вильнюс шла 3-я танковая группа генерала Гота. Именно здесь днём 22 июня 1941 года произошло первое крупное танковое сражение Великой Отечественной войны. На пути врага встали подразделения 5-й танковой дивизии полковника Ф.Ф. Фёдорова. Только поздно вечером они отошли на северо-восток.

Нелишне вспомнить и о контрударе, нанесённом под Гродно 24—26 июня моторизованной группой генерала А.В. Болдина. И в нём решающую роль сыграли советские танкисты, двое суток не позволявшие врагу захватить древний город.

Столь же сильное сопротивление встретила 1-я танковая группа генерала Клейста. Её продвижение от границы на Житомир и далее на Киев с 23 по 29 июня сдерживали шесть моторизованных корпусов Юго-Западного фронта. Сдерживали, медленно отходя, оставляя за собой десятки танков врага.

…Сегодня все ещё помнят об обороне Ленинграда — с 10 июля 1941 года по 30 января 1943-го, Одессы — с 5 августа по 16 октября 1941 года, Севастополя — с 30 октября 1941-го по 4 июля 1942 года. Помнят, хотя почти и не вспоминают, кроме разве что блокады Ленинграда. Наверное, из-за её кажущейся жертвенности. И почему-то (или сознательно) напрочь забыли о столь же героических событиях. Об обороне военно-морской базы на полуострове Ханко (Гангут!), прикрывавшей морские подходы к Ленинграду. Защитники Ханко продержались, отражая тысячи атак финнов, обстрелы их артиллерии, бомбёжки с 26 июня по 3 декабря. Проявили чудеса мужества, но оказались в полном забвении. Также не вспоминают и о защитниках Моонзундского архипелага (острова Сааремаа и Хийумаа в Рижском заливе). И они, полностью отрезанные от линии фронта, оказывали упорное сопротивление врагу — пятьдесят шесть дней! С 28 августа по 22 октября.

…Наши самолёты не только горели на аэродромах, они и воевали. Так, 127-й истребительный полк, расквартированный в Лесище, был поднят в воздух по боевой тревоге уже в 3 часа 30 минут 22 июня. Наши сталинские соколы в течение первого дня войны вели бои над Гродно, Лидой, Августовом, совершая по восемь-девять вылетов. Потеряли десять своих машин, но и сбили одиннадцать вражеских.

В ночь на 8 августа лётчики 81-й авиадивизии, которой командовали сначала знаменитый полярник М.В. Водопьянов, а затем будущий командующий авиацией дальнего действия А.Е. Голованов, совершили первый успешный налёт на… Берлин. Через сутки повторили бомбардировку немецкой столицы. А позже весьма успешно бомбили Кенигсберг, Данциг (Гданьск), нефтяной центр Румынии город Плоешти.

…Но если вспоминать о самых значительных эпизодах первых недель войны, то нельзя не сказать о смоленском сражении, длившемся с 10 июля по 10 сентября. Том самом, что впервые остановило немецкое наступление. Сорвало все планы германского командования и по захвату Ленинграда, и по захвату Москвы, и по выходу к Волге в столь опрометчиво намеченный срок. И здесь хотелось бы напомнить, что основная тяжесть сражения выпала на одну из четырёх наших армий, 16-ю, которой командовал генерал М.Ф. Лукин. Трижды теряла она почти весь свой состав, но медленно, с кровопролитными боями отступая, не сдалась, не попала в окружение. И именно её уже в битве за Москву принял генерал Рокоссовский.

В заключение — ещё об одном сражении. Самом долгом за всю войну — об обороне Заполярья. Там, на Кольском полуострове, 14-я армия генерала В.А. Флёрова (потом его сменили генералы Р.И. Панин, В.И. Щербаков) и моряки Северного флота сдерживали армию «Норвегия», состоявшую из двух немецких корпусов и одного финского, на фронте протяжённостью 500 (!) километров. Сдерживали с первого дня войны до глубокой осени 1944 года. До тех пор, пока не получили приказ о наступлении.

Весьма примечательно: на полуострове Рыбачий сохранился пограничный столб, установленный ещё до войны. Как ни старались немцы, миновать его они так и не смогли.

Я назвал только те эпизоды первых недель войны, которые считаю особенно яркими, показательными, героическими. Любой честный военный историк легко назовёт их в сто раз больше. Так давайте помнить об этих боях, об этих сражениях, прославивших наш народ и нашу страну — Советский Союз. Давайте помнить и гордиться мужеством наших отцов и дедов.
Просмотров: 1464 | Добавил: Sashko | Рейтинг: 3.7/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Мини-чат

Поиск

Календарь

«  Июнь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Архив записей